«В гостях у Андерсона»

Радио "Best FM", 16 марта 2016 г.

Марк Андерсон: Добрый вечер, дамы и господа. В эфире - «В гостях у Андерсона». В студии появился… вот в последнее время приходят эти легендарные-легендарные личности… Игорь Саруханов сегодня у меня в гостях! Добрый вечер!

Игорь Саруханов: Добрый вечер!

МА: Мы тут сидели, говорили о внутренних проблемах артистов. Вот многим кажется: артист вышел, попел, большой гонорар взял и ушел. И жизнь прекрасна. А тут выясняется, что столько, оказывается, есть подводных камней. Бедное горло, которое не выдерживает таких больших нагрузок…

ИС: Не в горле дело, и даже не в связках. Самое главное, не надо заниматься самолечением, надо сразу идти к профессионалам.

МА: Но все равно Саруханову легче. Есть артисты, как он, которые эмоцию дарят большую, а есть артисты, которые дарят эмоцию, и еще и танцевать надо уметь.

ИС: А дышать же надо и ртом, и носом. Тяжело.

МА: Хочется вот по имени-отчеству.

ИС: Ну ты что, мы с тобой так давно знакомы. Стареть не хочется.

МА: А вот, кстати, по поводу возраста… Мы-то знаем, что грядет юбилей, вот когда спрашивают, сколько лет тебе, Игорь, какая цифра в голове?

ИС: Тридцать пять. По состоянию, по принятию решения, как в 30-35 - желание бежать и что-то делать.

МА: Сейчас у нас – блиц-опрос – несколько коротких вопросов. Facebook или Instagram?

ИС: Без Инстаграма нельзя, потому что ресурс очень мощный, один из мощнейших, поэтому я использую два, три, четыре, все… Ответ – всё.

МА: Шереметьево или Домодедово?

ИС: Шереметьево. Не будем называть компанию, которой я летаю.

МА: За рулём или с водителем?

ИС: 50 на 50, потому что я обожаю автомобиль. Но сейчас, например, с водителем, потому что удобно, не думаешь, чтобы тебе не опоздать, не думаешь, как припарковаться. Ответ будет развернутый.

МА: Я знаю, есть люди, которые говорят, что Саруханов - капризный, есть люди, которые говорят, что Саруханов – душка. Как пассажир, Саруханов – капризный? Водитель терпит Саруханова?

ИС: В машине я сплю.

МА: Как легко водителю.

ИС: И водителю автобуса, и самолёта. На меня не надо тратить много еды в самолёте. Я не слышу, как взлетаю – сразу засыпаю.

МА: Книги – читать или слушать?

ИС: Читать.

МА: Доллары или евро?

ИС: Какая прелесть… (Смеется)

МА: Остались у нас еще гонорары в долларах или евро?

ИС: Они есть, но думаю, все-таки евро конечно…

МА: Дом или квартира?

ИС: Дом.

МА: Он есть?

ИС: Он уже давно, он уже лет 16 как построен, и я там проживаю. Там вся моя семья. Мои дети говорят: «Мы едем домой». Я говорю дочке: «Ты на Фрунзенской находишься, ты сидишь в доме в своем же» - «Нет, папа, у нас дом там». Потому что там просторно, там можно бегать, кататься на самокате, на велосипеде, по дому, там - воздух. Потом, я привык, я живу там уже давно.

МА: «Игра престолов» или «Родина»? Как с сериалами обстоят дела?

ИС: Конечно, «Игра престолов» круче.

МА: IPhone или Samsung?

ИС: IPhone.

МА: Сан-Тропе или Сочи?

ИС: Для меня сейчас – Сочи, потому что моим детям там нравится. Там уже давно у нас квартира. Когда Любочка родилась, ей исполнилось 8 месяцев, и мы уже были в Сочи. Многое не нравится, но сейчас, между прочим, мы пережили этот период, когда инфраструктура была хуже. Сейчас там совершенно другое дело.

МА: Старая жена или молодая любовница?

ИС: У меня молодая жена.

МА: Видели, знаем.

ИС: Молодая, прекрасная, красивая Танечка! Люблю тебя за то, что ты создала такой замечательный дом, уют. Дядя мой сказал: «Ну что, показывай дом!». Я показываю дом, а он говорит: «Это – не дом. Дом – это когда много детей». Сейчас у нас там много детей, потому что к детям приходят гости тоже с детьми, такой детский сад, Мамай просто какой-то. Но, я сижу за столом и слышу этот крик, шум, и говорю себе: «Дядя Володя, ты был прав». Все заняты, все озабочены, надо детей ставить на ноги. Я еду на гастроли, деру горло, я уже к нему бережно отношусь. Я меньше выпиваю, потому что я хочу увидеть, как дочки выйдут замуж, ну и так далее.

МА: Что проще на сегодняшний день – не пить или не курить?

ИС: Мне и то, и другое. Я - некурящий, это вообще не ко мне.

МА: Пробежка в парке или на дорожке в фитнесс-клубе? Как у нас дела со спортом?

ИС: В фитнесс-клубе. Я занимаюсь с тренером и, естественно, там не пробежка, а проходка.

МА: Что полезней, чем пробежка…

ИС: Да, естественное состояние человека – это ходьба. Тут дело в том, что ты приходишь с совершенно другими мыслями. Место, где я это делаю, находится в Переделкино, и воздух, который берет эта организация в себя, это – воздух Переделкино. Это – не московский воздух. И поэтому мне все это очень нравится.

МА: Кошка или собака?

ИС: Собака.

МА: Европа или Америка?

ИС: Европа.

МА: Кока-кола или Пепси?

ИС: Ни то, ни другое.

МА: Кино в кинотеатре или дома?

ИС: Премьера в кинотеатре, естественно.

МА: Какой-нибудь последний фильм понравился?

ИС: Конечно, «Выживший». Был бы там другой какой-то актер, ну и что, ну индейцы… Ну отбирают, ну отнимают, кто-то куда-то бежит, кто-то кому-то мстит. Но это выражение лица… он пополнил плеяду сильнейших актеров, и поэтому сегодня все говорили только о нем, будет - не будет «Оскар», потому что он заслужил это тем, что он – величайший, мы уже все это поняли.

МА: Мы же говорим про актера, который Медведя сыграл, да?

ИС: Дело в том, что Леонардо ди Каприо – это один из моих любимых актеров, а плеяда – это – Джек Николсон, Аль Пачино, Роберт де Ниро, Дастин Хоффманн. И то, что до сих пор не было вот этой статуэтки, а, кстати, он ее оставил…

МА: Говорят, что это – слух был. А вот, кстати, вот в эту плеяду Брэд Питт и Джордж Клуни входят?

ИС: Клуни – точно. Брэд Питт мне нравится очень.

МА: Абрау-Дюрсо или Дом Периньон?

ИС: Ни то, ни другое. Не люблю эти напитки.

МА: ГУМ или «Цветной»?

ИС: Интернет-магазин.

МА: Да?! То есть Саруханов реально выбирает что-то в Интернет-магазине?

ИС: Я с компом 25 лет сплю.

МА: Некоторые мужчины вообще терпеть не могут выбор одежды…

ИС: Я дома выбираю, мне домой привозят три размера и выбираю тот, который нужен.

МА: С презервативом или без?

ИС: Без, потому что я с женой…

МА: Собчак или Канделаки?

ИС: Канделаки.

МА: Зима или лето?

ИС: Лето.

МА: Детский сад или няня?

ИС: Детский сад.

МА: Собянин или Лужков?

ИС: Ни тот, ни другой.

МА: Борщ или том-ям?

ИС: Оба.

МА: «Патрики» или Остоженка?

ИС: Остоженка. Я на ней живу практически. У меня папа там работал напротив Института иностранных языков.

МА: Старость или пластика?

ИС: Бельмондо. Видели какое у него лицо? И оно прекрасно. Пластика – это лишнее, это – суета. Я понимаю женщин, и то, они потом страдают от этого.

МА: Но при этом, наш любимый Аль Пачино аж три раза подтягивал лицо.

ИС: Ну у него и глаза сумасшедшие.

МА: Нашли объяснение. Ночной клуб или домашняя вечеринка?

ИС: Зависит все от настроения.

МА: Двухслойная или четырехслойная туалетная бумага?

ИС: (смеется) Биде.

МА: Баскову привет, он тоже выбирает у нас биде. Итальянский или мордовский пармезан?

ИС: Итальянский, наверное.

МА: Прожить жизнь коротко и ярко, или долго и скучно?

ИС: Долго и ярко.

МА: Классический ответ. В гостях у меня - Игорь Саруханов, в хорошем настроении. Почему в хорошем? Потому что говорят, что иногда, когда у Саруханова плохое настроение, – к нему не подходи. Бывает такое?

ИС: Не знаю я такого вообще. Знаешь, почему врут? Потому что со мной общаешься уже ты. Но для того, чтобы я к тебе пришел, говорят обычно те, кто нас с тобой объединяют. Они общаются не со мной. Они общаются с PR-директором, с концертным директором… Может быть они их называют Сарухановыми? Тогда, извините. А так, я - нормальный парень.

МА: Вот, идем по биографии. Я же подготовился, почитал. Меня очень заинтересовал такой момент. Понятно, в школе в самодеятельности участвовал и ругали за то, что деньги пытался зарабатывать этой самодеятельностью…

ИС: Чтобы купить гитары…

МА: В школе, какой был Саруханов, такой пай-мальчик?

ИС: Активный, конкретный парень.

МА: Сколько троек по окончанию школы?

ИС: Ну было, было. Ну вот тройку поставили по математике. Учительница мне не поставила «пять» из-за того, что я плохо учился все эти годы. Но я-то написал контрольную на «пять», и тогда у меня была бы четверка, вот она вот так тройка и получилась. Поставила мне «четыре», хотя не было ни одной ошибки.

МА: А в памяти это осталось?

ИС: Я просто не помню ее имени, к сожалению.

МА: Я знаю, что есть люди, которые не любят истории из серии «вот если бы да кабы…». Если бы родители не подарили гитару, а, например, в дом купили бы фортепиано или аккордеон, жизнь Саруханова бы изменилась или все равно пришло бы к тому, что есть?

ИС: Сложно представить. У нас всегда было фортепиано, потому что у мамы было два образования, одно из них музыкальное. Я с шести лет стал петь, потому что мама поет.

МА: Можно любить петь, но можно ненавидеть играть на инструменте.

ИС: Я не понимаю этого. Я все время видел, как мама аккомпанировала. Я написал диплом «Вокально-инструментальное искусство», я видел с детства, как она садилась и играла, и пела романсы. И говорила: «Игоречек, я тебя отдам в школу музыкальную». Я сдал на фортепиано, все замечательно. Но в последний момент сказали, что перебор по количеству, но фортепиано я все равно буду изучать, попросили выбрать любой инструмент , потому что я прошел по фортепиано по главному предмету, и фортепиано все равно будет. Они научили меня играть на классической гитаре, и немножко на фортепиано.

МА: То есть от судьбы не убежишь.

ИС: Судьба – это Бог. Себя не похвалишь – никто не похвалит.

МА: У меня не так давно в гостях были и Сергей Мазаев, и Александр Иванов. Вы же все москвичи? Сейчас появился новый американский сериал «Винил» про те времена, когда все это зарождалось, про рок-музыку. Я всегда с интересом смотрю документальные фильмы, как у вас начиналось. Я в курсе, что вас объединяет одно имя, человек, в общем- то работодатель вас всех - и Мазая, и Иванова, и Саруханова… Кто вам дал путевку в жизнь? С кем вы познакомились?

ИС: Если говорить о Стасе Намине…

МА: Где были тусовки у Саруханова по молодости? С кем тусовался?

ИС: Построили «Олимпийскую деревню», там бар был. В «Интурист» не пускали, а запах «Мальборо» и кофе, он такой был раньше, сейчас такого нет запаха в баре. И мы все встречались там. Я очень хорошо помню, мы приехали с гастролей, куда? Прямо туда. А там кто? Там и Юрка Шахназаров сидит, все там. И квартирники были шикарные.

МА: Что мне интересно… Вот квартирники. Вы там собирались. Выпивали, музицировали, общались много. Были тогда амбиции, что вот, мы станем такими-то, такими-то и кто-то стал. Было такое вообще?

ИС: Конечно же я хотел, я же писал песни всю жизнь. Стас Намин мне сказал: «Я тебе даю номер - три песни». И я пел свои собственные песни, и мне это очень нравилось. Но мне хотелось, чтобы с «Битлами», с «живаками», с пацанами. Такого не было. А того же желали и все остальные. Все были очень талантливые, они генерировали потрясающие идеи: и Миша Файнзильберг, и Саша Слизунов, и Володя Васильев. Нас было четверо, и к нам все время приставляли каких-то запасных вокалистов. Мы все вчетвером пели, как «битлы». Если нужно было многоголосие, значит, было еще 2-3 вокалиста. Но мы захотели чувствовать себя самостоятельными. Мы ушли от Стаса. Он меня за это уже давно простил. Мы создали группу «Круг». И вот тогда мы получили кайф. Свершилось! Мы работали по пять концертов в день. Битки, стадионы, любые залы… вот это был кайф.

МА: У нас в гостях – заслуженный артист России Игорь Саруханов. Вот знает ли Саруханов, какие привилегии дает это звание?

ИС: Никаких. Я 17 лет заслуженный артист. В декабре 1997 года мне звонит мой друг, и говорит, что мне присудили звание. Борис Николаевич Ельцин подписал приказ.

МА: Для артиста, это – что, когда такое сообщают?

ИС: Мне показалось, что в 9.00 утра – это слишком, тем более после тусовки. Но дальше шла информация, когда надо прийти на коллегию министерства. Я все об этом знал, и привилегий никаких не получаю. За квартиру как я платил, так и плачу. Народные артисты, может быть, платят полцены. Бесплатно хоронят. (смеется) Какой вопрос – такой и ответ.

МА: Были у меня в гостях заслуженные артисты, которые знают и пользуются. Во- первых, половину за электроэнергию можно платить. Некоторые свои студии переводят.

ИС: Секундочку. А на даче тоже?

МА: Если все правильно оформить, думаю, что все можно сделать и на даче.

ИС: И на квартире, и на даче?

МА: Вот, заинтересовал как я… Юриста надо напрячь своего. И… бесплатный проезд в общественном транспорте.

ИС: Я могу без проблем, просто, единственное - готов ли я общаться… Я и так общаюсь. После каждого концерта, хочешь ты или нет, идет автограф-сессия. Весь этот зал остается, и дальше целых полтора часа… концерт идет не два, а четыре, три с половиной часа. Я переодеваюсь, выхожу и по одному, по два человека, иногда семьями пропускают на сцену, чтобы устроить автограф-сессию.

МА: А в последний год и селфи появились.

ИС: И селфи. Там получается все вместе.

МА: В гостях у Андерсона – человек, который 6 апреля отпразднует свой юбилей. Несколько юбилеев – там и 40-летие есть…

ИС: Я пошел в армию в 1976 году, в Ансамбль песни и пляски Московского военного округа. Первая площадка, которую я увидел, – это был Кремлевский дворец съездов. Потом однажды 9 мая почему-то решили праздновать в Большом театре. Я иду за кулисами, и вижу Мирей Матье. С 1976 год – считай 40 лет.

МА: 60 лет – ну не будем скрывать, в Википедии есть. Это – юбилей. И еще есть юбилейная цифра какая-то?

ИС: Ну если взять мой первый альбом «Если нам по пути», выстраданный в коридорах власти… Пробивали – будь здоров: это – 1986 год. Получается – 30 лет.

МА: Я прочитал: кумирами и учителями певец считает “The Beatles”, “Led Zeppelin”, “Deep Purple”, Эрика Клэптона, Джорджа Харрисона, Стинга, группу «Queen». Но… я слушаю некоторые песни Саруханова, и мне в голову приходят совсем другие исполнители: Quincy Jones, Marvin Gaye, Al Green, даже Дайана Росс мне иногда в голову приходит… И я думаю - там нет “Led Zeppelin”, и «Queen”… Я слышу черную музыку, хорошую черную музыку…

ИС: Стиви Уандер обязательно.

МА: В этом же Вы схожи с вашим приятелем Чумаковым?

ИС: Лёша Чумаков – гениален, с моей точки зрения. Я отношусь к нему как к родному сыну. Мы с ним родились в одном городе, у нас почти одни и те же корни в смысле национальности. И он очень хорошо знает мою музыку, один из немногих, мне это очень импонирует. Вокалист от Бога такой, что он творит чудеса. Он мне делает потрясающий подарок, он создал трибьют для моего юбилейного концерта в «Крокусе», который будет 9 апреля, и он является музыкальным продюсером. То есть все аранжировки, наши любимые артисты, целая плеяда: и Леня Агутин, и «А-Студио», Володя Пресняков. Леша выбирал тех, с кем он хотел работать в этот раз. Он делает аранжировки со своим компаньоном, и выбраны песни, которые я «не докрутил». Аранжировки будет совершенно другие, и песни обретут новую жизнь. Я специально написал песню, и мы ее записали, появился новый дуэт. Песня называется «Моя любовь по городу». Я – автор музыки и слов, а Алексей сделал полный продакшн.

МА: В iTunes уже можно купить эту песню.

ИС: Конечно. Мы уже с партнерами решили этот вопрос.

МА: У нас добрая традиция: когда приходит музыкант, у которого несколько сотен песен, я выдергиваю строчки из песен. Вам надо назвать песню и, по возможности, продолжить. «Про волшебные оковы сердце мается», что за песня?

ИС: Да, это – моя песня «Сердце мается, будешь каяться».

МА: Как называется песня?

ИС: Ну так не сразу…

МА: И потом идет «Не рассказывай»

ИС: Тяжеловато…

МА: «Влетать тайком и счастьем наполнять»…

ИС: Это – замечательная песня 1986 года, называется «Мотылек».

МА: Кстати, «черная» песня по звучанию, такой соул…

ИС: Да, конечно. А «За рекой» - там свинг.

МА: «Над рекой и наше первое свиданье»

ИС: Это – одна строчка?

МА: «И вспоминая нашу вербу над рекой». Резюмируем – песни помнит хорошо, а все потому, что поет на концертах «живьем». К сожалению, подошла к концу наша встреча, надо будет еще прийти. И отец молодой, столько всего не обсудили.

ИС: Да, Розочка родилась у меня, вот уже годик ей.

МА: На сегодня все, спасибо и пока.

ИС: Спасибо. Пока.

Оглавление раздела